Электронные весы

Так друзья, в своей статье я хочу немного вам рассказать про электронные весы их виду и технические характеристики, мне кажется это достаточно актуальная информация в наше время и пригодится достаточно многим из вас.
Конечно, прежде чем приобретать такого рода технику, нужно выбрать надёжного и проверенного поставщика. Таким является компания Авторитет на территории России и стран СНГ. В каталоге компании можно найти весы с печатью этикеток, торговые весы, настольные электронные, товарные весы, промышленные весы, складские весы, крановые весы, лабораторные весы и медицинские, детские весы,аналитические весы. Согласитесь ассортимент достаточно широкий, что позволяет выбрать весы требуемые для вашей работы исходя из технических характеристик.
Весы представлены таких производителей, как Ohaus, AND, Acculab, Cas, Vibro, Госметр, Metler Toledo, ACOM, что тоже как мне кажется достаточно интересно и актуально. Если будете приобретать, то вполне можете рассчитывать сразу и на доставку товаров в удобное для вас время и место, что как мне кажется тоже удобно. Обязательно посетите сайт, где вы сможете ознакомиться со всей необходимой для вас информацией, пользуйтесь друзья и получайте удовольствие.

Читать полностью

Такая удивительная любовь

Такая удивительная любовь к библиотеке связана с большим объемом самостоятельной работы, а это один из краеугольных камней французского образования. «Университет дает студентам огромную свободу, это его достоинство, которое может легко стать недостатком, — считает выпускница Парижа-4 Жюли. — У меня была возможность выбирать самые разные занятия по истории в зависимости от периода. Кроме этого, я ходила на дополнительные курсы, например по социологии, истории искусства. Помимо общих поточных лекций у нас были еще и семинары. Такой способ преподавания отлично подходит для етудентов-историков, у которых общие знания должны подкрепляться работой с текстом и методологией. Но чтобы быть на хорошем уровне, нужно очень много заниматься самому. Кроме того, одного диплома недостаточно, необходимо еще получить хорошие стажировки и участвовать во всяких университетских ассоциациях». Диплом сам по себе не имеет смысла без хороших оценок в течение обучения. Достаточно послушать разговоры в библиотечной очереди: практически все они о том, как готовиться к экзаменам.

Кроме библиотеки, есть и другие «места силы» в «студенческом» Латинском квартале, про которые и не подозревают туристы. Например, никто из учащихся не будет обедать в крепри (блинных) или кебаб-ных у метро «Сен-Мишель» — там сидят люди, ошибочно считающие, что они приобщаются к студенческой жизни. А турист, скорее всего, не найдет дорогу в маленькие кафе-столовые улицы Сен-Жак, где цена на ланч в 4,5 евро не менялась много лет. Здесь вообще мало что меняется: один и тот же бездомный много лет живет на матрасе на улице Кюжа, в нескольких метрах от входа в Париж-1. «Студенты-старожилы» не забывают с ним поздороваться при встрече и частенько приносят ему кофе и сэндвичи.

«Самое поразительное — это идти каждый раз по Парижу мимо Пантеона и заходить во двор Сорбонны просто… чтобы поучиться. Может быть, еще работает магия топонимов, которые я знала по книжкам, — делится впечатлениями студентка Парижа-1 Ксения Орлова. — Когда я раньше приезжала в Париж, заглядывала во двор Сорбонны, смотрела на студентов, которые вели себя так, будто это самое обычное пространство, и понимала, что могу только мечтать оказаться на их месте, это же абсолютно нереально!» Теперь с друзьями из Сорбонны Ксения ходит после учебы в Лувр, куда бесплатно пускают по студенческим билетам, и нередко бывает в многочисленных шумных барах, где подают исключительно легкое светлое пиво. Это еще одна парижская традиция, которая, как и сама Сорбонна, никогда не меняется.

Читать полностью

Сент-Женевьев

А вот Старая Дама, как иногда называют Сорбонну, со времен основания осталась верна одному принципу — она открыта для всех. В Средние века там обучались не только студенты: слушать лекции за отдельную плату могли и так называемые гости, а в библиотеку, которую по богатству коллекции сравнивали даже с понтификальной библиотекой Ватикана, приходили читатели со стороны. Сегодня книжный фонд Сорбонны — 2 млн томов и большой архив документов.

Внушительная очередь в университетскую библиотеку до сих пор ежедневно выстраивается на холме Сент-Женевьев с 10 утра и рассасывается только к обеду. Эта знаменитая очередь постоянно обсуждается в среде иностранных студентов, не привыкших стоять часами ради книги. «Поначалу меня очень удивляли очереди в читальный зал. Студенты даже в выходные приходили
в библиотеку и стояли часами, чтобы писать доклады и готовиться к экзаменам», — вспоминает докторант университета Париж-2 Анжела Торосян.

Сент-Женевьев можно встретить в списках самых красивых библиотек мира. Одна из ее достопримечательностей — красивые зеленые лампы на всех общих столах. Эти лампы занимают почетное место в студенческом фольклоре: считается, если кто-то мигает лампой, значит, не прочь с кем-нибудь познакомиться. Посетители частенько выходят на улицу выкурить самокрутку, сопроводив ее стаканчиком кофе из автомата. Кстати, стрелять сигареты здесь считается, скорее, дурным тоном, так как пачка стоит дороже шести евро и не каждый может себе позволить такие регулярные траты. Чтобы выкурить студентов из библиотеки после закрытия, сотрудникам приходится выключать свет — не все реагируют на объявление о том, что пора собираться.

Читать полностью

Два главных отличия университетов

Со словом «Сорбонна» сегодня возникает немало путаницы: так могут говорить обо всех бывших частях Парижского университета, либо исключительно об университетах Париж-1, Париж-3 и Париж-4 (в их официальные названия входит «Сорбонна»), Но есть ведь еще собственно здание, которое называется Сорбонной. Усугубило путаницу и создание в 2010 году организации, объединяющей 11 университетов, музеев и научных институтов, ее тоже почему-то окрестили Сорбонной.

Впрочем, для иностранцев разобраться в перипетиях истории Сорбонны так же сложно, как со всей системой французского образования. Ведь университеты не единственные заведения, выдающие дипломы о высшем образовании: во Франции, кроме них, есть еще и так называемые Большие школы. Для французов учеба в Больших школах связана в первую очередь с суровыми вступительными экзаменами. В лучшие из них, например в ENA (Национальная школа управления), кузницу президентов и министров, конкурс доходит до 25 человек на место. Учеба в некоторых Больших школах платная, ради нее студенты берут кредит в банке, прямо как в США. Банки, кстати, охотно эти кредиты выдают — считается, что с дипломом Большой школы всегда легко можно найти работу.

Два главных отличия университетов от Больших школ: во-первых, университеты бесплатные, а во-вторых, туда можно записаться без всяких конкурсов, лишь на основании оценок, полученных в средней школе. «Отсутствуют вступительные экзамены, и уровень подготовки студентов очень разный, — объясняет докторант и преподаватель Университета Париж-4 Лана Марты-шева. — Есть очень сильные студенты, но есть и те, что не справляются даже с самыми простыми заданиями, что осложняет работу с группой. Сильные студенческие группы формируются обычно уже на уровне магистратуры». Впрочем, это не значит, что университеты совсем уж растеряли свое влияние. Но, для того чтобы не ошибиться с образованием, нужно хорошо изучить «что почем»: некоторые факультеты Парижа-1 или Парижа-2 (исторический, например) пользуются авторитетом Больших школ.
При этом образ Сорбонны как главного французского учебного заведения неискореним, особенно за пределами Франции. «В России все еще силен миф Сорбонны. Так уж вышло, что русские в целом не знают нашу систему Больших школ и ставят на один уровень Сорбонну, Гарвард и МГУ, — рассказывает бывшая студентка Парижа-1 Адель Бастьен-Тири, продолжающая учебу в России. — На мой взгляд, французская университетская система немало страдает от существования Больших школ, которые в разы престижнее, но значительно более закрыты». Да, не каждый сможет платить за обучение и еще посвятить пару лет платным подготовительным курсам для поступления.

Читать полностью

ВЗЯТЬ ЯЗЫКА

Несмотря на то что в дорогой экспортный продукт превращается только особым образом нарезанное филе, к пойманной рыбе на Лофотенах относятся очень бережно. Требуха достается чайкам, из печени производят рыбий жир высочайшего качества. Кости и головы сушат отдельно и отправляют на африканский рынок, но, перед тем как головы будут собраны, местные дети вырезают из них языки — молниеносным движением перочинного ножа.

Язычки трески — традиционный деликатес, который особенно ценится в жареном виде. На вкус напоминает что-то среднее между очень жирной рыбой и нежным мясом. Отлично сочетается с хлебом из муки грубого помола и местным самогоном.

Допущенные до улова дети традиционно были главными поставщиками тресковых языков и остаются ими по сей день, как уверяют местные. «Язычковый» бизнес является стабильным источником денег на карманные расходы. Как и везде в Норвегии, строго наказывать детей здесь не принято, более эффективными считаются другие воспитательные приемы. Разрешение на добычу деликатеса, например, нужно заслужить достойным поведением. Ребенок не должен шуметь и мешать взрослым, обязан проявлять терпение и трудолюбие. Так дети учатся уважать старших и проникаются традицией.

— Когда я был молодым, я мечтал сбежать отсюда как можно скорее. Молодому человеку местная жизнь кажется очень скучной, и я уехал почти сразу после окончания школы, — рассказывает совладелец фабрики-музея рыбьего жира неподалеку от Нус-фьорда. — Окончил медицинский колледж, женился, работал в психиатрических клиниках в разных городах Норвегии, а потом родились дети и я вернулся на острова, потому что понял — мое место здесь. История повторяется: моя дочь несколько лет назад уехала на материк, в Ставангер, у нее сейчас хорошая работа, высокая зарплата. А вот ее дочь, моя двенадцатилетняя внучка, не смогла там жить: слишком шумно, много людей… Она вернулась сюда, в деревню, к нашим пейзажам. И делам.

Горы, море, полярное сияние и полуночное солнце… А под ним — деревянные сушильни, на которые после потрошения, чистки и разделки вывешивается рыба. Традиционная и органичная часть пейзажа. Через пару месяцев рыбу снимут, отсортируют, увезут и продадут. И все повторится.

Читать полностью

Рыбаки редко доживали

Лет 150-170 назад на этом тесном клочке земли в сезон собирались сотни рыбаков. В течение нескольких месяцев они жили по десять-двадцать человек в одном рорбу. Бытовых удобств никаких. Полярная ночь. Постоянно штормящее море, собачий холод. Для того чтобы сдерживать хаос, нужна была сильная рука, понятная и ощутимая каждым власть человека в самом высоком доме.

Сейчас хаос контролируется рынком, который нуждается в лофотенской треске даже сильнее, чем сотни лет назад. Дом управляющего сдается туристам, которые заменили в Нусфьорде приезжавших на заработки и часто на верную смерть бедолаг.

Рыбаки редко доживали до спокойной старости. На Лофотенах исторически сложилось так, что собственником имущества была женщина. Оно и понятно: мужчина идет в море, и вернется ли он — никто не знает. Жена не просто ждала, она вела хозяйство, считала деньги и принимала решения. А после того как муж погибал в море, искала нового.

Благодаря современному оборудованию и высоким стандартам безопасности погибнуть в море уже не так просто, но жены остались при деле — управляют гостиницами и считают деньги. Туристы платят сотни евро за удовольствие пожить в скромной рыбацкой хижине и выйти в море, чтобы ловить рыбу с настоящими рыбаками и наблюдать все стадии экзотического процесса, суть и этапы которого за века не изменились.

Читать полностью

В Италии между детьми

В Италии между детьми и родителями есть негласный уговор: когда подростку исполняется 16, он получает право гулять по вечерам (uscire буквально — «выходить»). До совершеннолетия остается еще два года, но родители разрешают ему пить кофе и пробовать вино на семейных трапезах. За пределами дома алкоголь не продадут, пока не исполнится 18.

— Дети все равно находят способы, как раздобыть спиртное, — говорит Ольга.— Дочка наших знакомых в день своего 16-летия ушла на дискотеку с одноклассниками, вернулась после полуночи с запахом алкоголя и сигарет. Родители не стали устраивать сцен. «Ну выпила, ну покурила. С кем не бывало? Это еще не трагедия. Мы доверяем дочери, знаем, что ничего плохого она не сделает. У нее правильные взгляды на жизнь», — потом говорила мне ее мать.

Чаще всего доверие родителей оправдывается: привитые детям семейные ценности оказываются сильнее соблазнов. Выпивке и сигаретам итальянские подростки предпочитают обед у бабушки или уик-энд с родителями на природе. Своих возлюбленных они тоже приводят в семью и за обеденным столом знакомят со всеми домочадцами: от страдающего Альцгеймером прадедушки до младших братьев и сестер. А родственники радушно принимают вновь прибывшего или прибывшую под семейное крылышко.

Читать полностью

Подобные меры

Подобные меры призваны обеспечивать безопасность детей и спокойствие мам и пап и не расцениваются детьми как посягательство на их свободу. Они знают: родители уважают их интересы и личные границы. Мамы и папы лишний раз стараются не делать замечаний собственным детям, в частности по поводу того, как они одеваются, что едят и говорят. Ведь ребенок может обидеться и отвернуться от семьи, что недопустимо.
Сын нашего друга Луки в 16 лет бросил школу, — рассказывает Ольга. — Отец, успешный инженер-механик на фабрике, который своим трудом добился стабильного материального положения, сказал ему: «Иди тогда на работу! Ты же мужчина. Не жди, что я буду тебя содержать!» По закону с 16 лет уже берут на работу. На какую-то простую вроде помощника механика или сезонную, например сборщиком урожая. Сын обиделся и в течение года избегал общения. Теперь отец тщательнее подбирает слова. Когда же я завела разговор о потакании индивидуалистическим наклонностям, он воскликнул: «Все талантливые люди индивидуалисты! Какая проблема?»

Читать полностью

ГРАНИЦЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Школа для итальянских родителей не авторитет. Позиция большинства мам и пап такова: пусть школа учит наукам, а в воспитание не вмешивается. Для этого есть семья, остальные должны соблюдать вежливую дистанцию.

— Замечания в адрес детей родители воспринимают болезненно, — делится наблюдениями Ольга.— Недавно двое мальчишек-вто-роклассников из нашей школы повздорили, и один другому обрезал челку. Преподаватель написала обоим замечания в дневник. Мама потерпевшего долго возмущалась, что учительница не вправе делать внушение ее сыну. К ребенку, отрезавшему волосы, как и к его семье, у мамы претензий не было. «Это же дети!» — говорила она. А в соседней школе по жалобе родителей и вовсе уволили учителя, повысившего голос на ученика.

Родители участвуют в учебном процессе в меру активно. У итальянцев, как и у нас, есть родительские комитеты. Они тоже собирают деньги на школьные нужды, помогают устраивать праздники (кто-то из мам шьет костюмы, кто-то рисует или готовит), принимают замечания и предложения родителей, которые потом обсуждают на собраниях.

— Актуальная проблема — как облегчить вес детских рюкзаков, — скептически замечает Ольга. — Школьники таскают на себе по 20 кг учебников и тетрадок. На один предмет по две-три книги, и все нужны! Впрочем, проблема слегка преувеличена. По закону до 11 лет ребенок не может выходить из школы без родителей. Если мать или отец затрудняются забрать ученика, то это должен сделать кто-то по их письменной доверенности. Это в теории, а на практике за детьми приезжают в школу вплоть до их шестнадцатилетия.

Между собой ребята общаются в школе, в кружках-секциях или на специально организованных мероприятиях. Чтобы дети пошли друг к другу в гости, сначала должны договориться родители. А так как взрослым всегда не до этого, у детей редко бывает общение «на стороне».

Читать полностью

ЦЕРКОВНОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

— Родители при детях критикуют кардиналов за их «мерседесы» и любят нынешнего папу Франциска, который ходит в простой белой рясе. Дети тоже его любят, — говорит Ольга.— Недавно в школе слышала, как девочка лет 13 спорила с подругой: «Папа не такой, как другие! Он дал обет бедности!»

В большинстве своем не доверяя церкви как институту, итальянцы хорошо относятся не только к папе, но и к простым приходским священникам. Они — оплот семьи и воспитатели подрастающего поколения. По воскресеньям до обеда в церковных классах проходят уроки католического катехизиса для школьников 7-13 лет, где им прививают христианские ценности: не воруй, не убивай, цени семью. Занятия не являются обязательными, но если какая-то семья не приводит ребенка, на нее смотрят косо.

— Однажды моя подруга Лучия вела катехизис у второклашек, — рассказывает Ольга. — Дверь класса была открыта, и я услышала, как она говорила: «Бамбини, где вы себя чувствуете в полной безопасности?.. На руках у мамы с папой, верно? Вы знаете, что они вас никогда не уронят…» Тут прозвучал детский голос: «А если споткнутся?» — «Они могут споткнуться, но их поймает Иисус», — не растерялась Лучия.

Приходские священники много делают для детей и семей. Группы продленного дня, летний лагерь, детские футбольные турниры, автобусные экскурсии в другие города, развлечения на дни города, раздача игрушек и одежды нуждающимся — все это организует приход.

— У наших друзей Марии и Симоне 14-летний сын потерял интерес к учебе, целыми днями играл за компьютером. Родители позвали пастыря, и он поговорил с подростком по душам. Парень признался, что одноклассники не принимают его и дразнят. После разговора со святым отцом парень записался в скауты и стал лучше учиться. Это не редкость.
Самая известная детская организация в Италии — Ассоциация католических вожатых и скаутов. В стране около 40 светских сообществ скаутов, но церковное больше всех — оно объединяет 180 тысяч детей и подростков.

— Как-то летом мы с дочками приехали на экскурсию в один храм в горах, — вспоминает Ольга. — На поляне перед ним церковные скауты за два часа разбили лагерь: соорудили площадки из бревен в три яруса и на каждом поставили палатку. Эти ребята рассказали нам, что они ходят в походы, закаляются, учатся работать в команде, занимаются спортом. Спорт — еще один инструмент для укрепления семьи и традиций, которым итальянские родители активно пользуются.

— По выходным в парках очень много семей с детьми на велосипедах, — рассказывает Ольга. — Родители берут малышей не только на море, но и в горы. Я часто вижу у нас в Апеннинах семьи с десяти-двенадцатилетни-ми детьми, идущими с палками и рюкзаками. Часто по субботам муж берет всех наших детей в поход или на велопрогулку по окрестностям.

В воспитании детей итальянские отцы участвуют иногда даже больше, чем матери. На игровых площадках, в поликлиниках и других детских заведениях половина взрослых — папы. Мужчина может уйти от женщины, но не от детей. Он все равно будет проводить с ними выходные и не пропустит ни одного важного события их жизни — ни дома, ни в школе.

Читать полностью